Posted by: Slava Zaitsev | June 30, 2016

Мотив

… А время шло…

Оно все равно шло бы

Пока Иванов догонял Петрова.

И даже если бы обменялись ролями,

время их столкнуло бы жаркими лбами.

 

Вещи. Окружение. Бытие.

Волки на луну воют: “хуё-моё”.

 

Мыслю так: им смертельно хочется жить

и вселенную матом крыть.

Повинной лишь в том, что кто-то (ни жив, ни мертв)

то ли зверь, то ли бог

в небе волчью звезду зажег.


 

 

13346791_1150548754966864_520023470239139543_n

 

1.

Расстояние до скотомогильника измеряется в кубометрах пройденного пути.

Наш опыт обхода надолб неповторим, он изрядно нам

поднадоел и оставляет сомнения в нашей поднаторевшести.

Что приятно сознавать: мы остаемся

охеренно культурными.

Расстояние сокращается, а пока на тебя навалилось –

нахлынули воспоминания о быломъ.

Ты ведь интеллигент, не так ли?

Не поэтому ли тебя постоянно гложут черви сомнения?

…Автобус мирно ползет по зевалищам кишкоподобных улиц. К ночи здесь все затихнет. Рядом бьется в истерике  ребенок. См раздел “радость жизни”.

Это Шотландия. А вот, помню, в Швеции ( ах, Швеция!) истеричный ребенок – большая редкость. А здесь в Шотландии – каждый второй в истерике.

Значит, прав был о.Никодим, поглаживая

бороду свою окладистую, он весело воскликнул однажды:

“Все дело в территории, братец ты мой. В тер-ри-то-рии!”

2.

В будущей войне миров победит Китай – так предсказывал Вольф Мессинг.

Я бы добавил – победит единственная извилина Китая,

помноженная этак на миллиарда два с гаком.

А Китай победят крысы.

А крыс победят пауки.

3.

А пауков победит амеба обыкновенная, Amoeba Proteus.

…Но ведь с ними, амебами  в мире жить – это все равно, что жениться, а потом загнать в гроб с помощью несносного характера Таню П. (геолфак МГУ 60-е годы 20-го века). Этой фразой мы Таню П. обессмертили или приблизили к оному состоянию, за что она нам еще спасибо скажет.

Кто победит бессмертных амеб?

Атом водорода и ветер, ветер, ветер…

А вообще я вам  вот что скажу:

рекомендую отвар из пересушенного на солнецепеке Viscom Album,  по 3 ст ложки 3 р в день до обеда: сонливость снимает ( ваша беда – это вечная сонливость), а сухожилия мозга упругими делает, об же

адском терпении, что регулярный прием отвара сего у вас разовьет ( помимо прыгучести) , да еще и по мозгам  ввинтит – я уж молчу.

4.

Воду же никогда не одолеет анти-вода.

Вода и анти-вода равноправны, равносильны и равногадливы.

Они сильны взаимной неприязнью, но сизифова тщета их усилий к перемирию ли, к взаимопониманию ли посредством взаимовыручки ( тут много вариантов, не будем торопить события и, как говорится, “гнать картину”) во что-то хорошее бифуркнет однажды… я кажется, совсем ох@ел; сорри, читатель – за  pseudoscientific terminology!

Скорее всего – эти две субстанции, хоть они друг друга и не переваривают и негодуют  и взаимозеленеют от  малейшего намека на сближение, все-таки когда-нибудь объединятся и породнятся. И воспарят. Да –  воспарят!

…Туда, где никто и никогда не бывал  доселе. В этих краях неведомых они потекут но новому руслу в поисках новой прекрасноликой возможности.

Yeath –  возможности!

——

Автобус 73А. Craigie Drive – Dundee town centre.

Фото автора. Kelvingrove Art Gallery & Museum, Glasgow.

Douglas fir, Pseudotsuga menziesii. This section of Douglas fir came from Canada. It is named after the Scottish botanist David Douglas ( 1799-1834) who introduced it into cultivation in 1827. The tree was probably cut down around 1900 and brought to Glasgow for the 1901 International Exhibition. Its many rings show that it was about 600 year old that time

“Я умер и засмеялся

просто большое стало малым,

малое большим

просто во всех членах уравненiя Мiра

знак да заменен

знаком нет.

Таинственная нить уводила меня

в мiр бытия и я узнавал

вселенную внутри моего кровяного шарика.”

В.Хлебников “Осада слова”

1.

Накануне дня Победы съездил в г.Ст Андрюс (Kingdom of Fife, Scotland) на предм. – пообщаться со знакомыми, а заодно прочистить и  освежить память об этом городе и заглянуть в б-ку местного Университета, там хороший отдел литературы на русском языке. В библиотеке наткнулся на собрание сочинений Велимира Хлебникова, вырвал орлиным взглядом 6-й том с его “Досками судьбы”   и взял почитать по дороге назад в Данди.

2.

Читаем “Доски судьбы” Хлебникова. Вот некоторые фрагменты:

…”Те, кто захотели бы пренебречь чистыми законами времени и в то же время правильно судить, походили бы на древних самодержцев, бичующих море за то, что оно разбило их суда. Более уместно было бы изучить законы плавания.

Впервые я нашел черту обратности событий через 3**5 ( три в пятой степени –S.Z.) дней, 243 дня. Тогда я продолжил степени, и росты найденных времен  стал применять к прошлому человечества.

Это прошлое вдруг стало прозрачным, и простой закон времени вдруг осенил все.

Я понял, что время построено на степенях двух и трех, наименьших четных и нечетных чисел.

Я понял, что повторное умножение само на себя двоек и троек есть истинная природа времени.

И когда я вспомнил древнеславянскую веру в “чет и нечет”, я решил, что мудрость есть дерево, растущее из зерна суеверия ( в кавычках).

Открыв значение “чета и нечета” во времени, я ощутил такое чувство, что в руках у меня мышеловка, в которой испуганным зверьком дрожит древний рок…”

…”Я не выдумывал эти законы; я просто брал живые величины времени, стараясь раздеться донага от существующих учений, и смотрел, по какому закону эти величины переходят одна в другую, и строил уравненя, опираясь на опыт.

И числовые скрепы величин времени выступали одна за другой в странном родстве со скрепами пространства, и в то же время двигаясь по обратному течению…

У пространства каменный показатель степени, он не может быть больше трех, а основание живет без предела; наоборот, у времени основание делается “твердыми” двойкой и тройкой, а показатель степени живет свободной жизнью, свободной игрой величин”.

…” Время и пространство кажутся одним и тем же деревом счета, но в одном случае воображаемая белка счета подвигается от веток к основанию, в другом – от основания к веткам”.

…”Можно ли назвать время поставленным на затылок пространством?”

3.

Многочисленные примеры из истории человечества, которые Хлебников дает нам в своих ‘гипертекстах’ как подтверждения своей теории, показались мне не очень-то  убедительными.

Это то, что мы в просторечии называем “притягиванием за уши”.  Можно взять любые повторяющиеся, похожие друг на друга по смыслу события ( от любых точек отсчета) и подтянуть их  к красивой теории. Все, обещаю вам, уложится в вашу теорию. За милу душу.

Более подробное изложение теории и взглядов Хлебникова можно найти в трудах ‘хлебниковедов’, например, здесь — http://chronos.msu.ru/old/RREPORTS/babkov_zakony_vremeny.htm

Вместе с тем, уравнения “Досок Судьбы” Хлебникова выглядят красиво, поэтично и, я бы сказал – нарядно!

4.

Сказанное выше  в п.3 не умаляет значения “Досок Судьбы” как еще одной попытки, и грандиозной – “объять необъятное”, понять – как устроен этот мир, куда и зачем, и почему мы движемся…

5.

Еще несколько цитат из “Досок Судьбы”:

…”Малые степени тройки (x = 3m + 3n) относятся к жизни отдельных людей, управляя возмездием, или сдвигами в строении общества:

Самодержец Николай Романов был 16.VII.1918 г. расстрелян через 37 + 37 после роспуска Думы 22.VII.1906 г. […]

Правительство Милюкова – Керенского 10.III.1917 г. возникло за 35 до правительства Ленина – Троцкого – 10.XI.1917 г.”

…”Между девонским временем и современностью, по определению ученого Гольмеса, прошло 3**3**3-2**2 + 3**3**3-2**2 или 3**23 +3*23 дней.

За это  время государства скользких змей, покрытых сверкающей чешуей, сменились государствами нагих людей в мягкой оболочке кожи. Лишь кудри головы, точно ветер налетевших столетий, напоминают о прошлом. С этой точки способа видеть людей их можно было бы назвать противозмеями. Ползающих сменили падающие, как мяч, повторно падающие и отскакивающие люди.

Чистые  законы времени, трубачом-глашатаем которых я здесь выступаю, делают равноправными гражданами одних и тех же уравнений и жизнь земной коры, и сдвиги человеческого общества.”

А эту цитату я выдрал ( перецитировал, значит) из текста Бабкова о Хлебникове, см выше:

“Осада времени”

В конце века космология начинает смыкаться с изучением элементарных частиц, например, в случае полузамкнутых вселенных с квантовым поведением, – такие объекты называются “фридмоны”.

Моделью теории единого поля, к которой стремился Эйнштейн, служат чистые законы времени. “Атомная бомба – разорвана!” – воскликнул Хлебников по случаю вывода изящной формулы, связавшей удар волны света, сутки Сатурна и Юпитера, порог простой реакции человека.

Теоретическая часть работы с элементарными частицами, связанная с законами сохранения, включая теорию суперструн (струны и брэйны), имеет тенденцию превратиться в общую теорию симметрии, – гимны ее величию мы находим везде у Хлебникова, в каждом произведении.

Гамма будетлянина из “Нашей основы” дает параллель идеям новой физики – и, пожалуй, предвидение ее развития.

Мы знаем про гаммы индусскую, китайскую, эллинскую.

Присущее каждому из этих народов свое понимание звуковой красоты особым звукорядом соединяет колебание струн. Все же богом каждого звукоряда было число. Гамма будетлянина особым звукорядом соединяет и великие колебания человечества, вызывающие войны, и удары отдельного человеческого сердца. Если понимать все человечество как струну, то более настойчивое изучение дает время в 317 лет между двумя ударами струны.

[…] 317 лет – не призрак, выдуманный больным воображением и не бред, но такая же весомость, как год, сутки земли, сутки солнца.

Гамма состоит из следующих звеньев: 317 дней, сутки, 237 секунд, шаг пехотинца или удар сердца, равный ему во времени, одно колебание струны А и колебание самого низкого звука азбуки – У.

[…] Эта гамма сковывает в один звукоряд войны, года, сутки, шаги, удары сердца, то есть вводит нас в великое звуковое искусство будущего.

[…] Если взять ряд 133225 лет для колебаний материков, понимаемых как плоские струны, 317 лет для колебаний струны войн, год [и] 317 дней для жизни памяти и чувств суток, 237 секунд, 1/80 и 1/70 часть минуты, и 1/439 и 1/426 части секунды, то перед нами будет цепь времен, а1, а2, а3, а4, … аn–1, an, связанный по такому закону: an в 365 или в 317 раз менее an–1. Этот ряд убывающих времен и есть гамма будетлянина.

Вообразите парня с острым беспокойным взглядом, в руках у него что-то вроде балалайки со струнами. Он играет. Звучание одной струны вызывает сдвиги человечества через 317. Звучание другой – шаги и удары сердца, третья – главная ось звукового мира. Перед вами будетлянин со своей “балалайкой”. На ней прикованный к струнам трепещет призрак человечества. А будетлянин играет: и ему кажется, что вражду стран можно заменить ворожбой струн.”

6.

Со всем этим – согласен! Ибо красиво. Я всегда ( всю яркую свою жизнь) тяготел к точности, к числам, всю жизнь все что-то считаю, считаю, считаю…

Хлебников нам дает понять – все это только биения гаммы/ струны Времени.

Пора бы нам всем навести порядок в этом вселенском бардаке нашей жизни, который мы сами, на свою бедную, неумную голову и сотворили.

Давно уж пора бы нам прислушаться к музыке небесных сфер, к биению живого пульса мироздания.

“Не принимай стук своего сердца за топот копыт коня твоего друга”, – гласит восточная поговорка.

Обманем себя: мироздание к нам дружелюбно. Надо хорошо, крепко и надолго обмануть самого себя, но всерьез думать об этом как-то противно натуре.

Человек, по-видимому, внутренне противоречив (обдумать на досуге). Перекур

7.

Хлебников творил в лучезарную эпоху революционных преобразований в России ( купался в отраженных ею лучах) и умер в 1922 г. за 15-16 лет до начала Большого Террора 1937-1938, т.е. за 3×5 – 2**4 лет до того. А через 2**4+4 года после смерти Хлебникова запылали печи Освенцима.




 

 

 

 

Posted by: Slava Zaitsev | April 25, 2016

Иосиф Сталин / Joseph Stalin

1.

Посмотрел тут на днях ранее запрещенный к показу фильм из архивов НКВД. Секреты, разглашения и обнародование, как все было на самом деле и какой кавардак творился в первые месяцы Великой Войны, с 22 июня по ноябрь 1941:

——-

Таких рассекреченных фильмов и материалов о Великой Войне 1941-45 сейчас  в И-нете мы находим великое множество и вообще- вельми стало богато СМИ-пространство материалами, фильмами, секретными расследованиями, сюрпризами и  проч.  разверстой и интригующей “информатурой” ( местами от нее тошнит, однако), которую от нас  ранее тщательно скрывали, а мы к ней в силу природной нашей любознательности всегда тянулись.

Тянулись мы к ней еще и в силу заложенной в нас еще теми Учителями любви к изначальной абсолютной истине. Простовато-наивные, они научили нас искусству  отделения зерен от плевел и привили  нам уважение к твердым, безоговорочным, перекрестно и многократно, с разных противоборствующих сторон доказанным фактам.

2.

Два сюжета фильма, на которых хотелось бы остановиться подробнее.

Не фейк, однако, так оно и было: толпы советских военнопленных, вереницы, живые ленты, тянущиеся на неколько километров. Котлы, котлы, котлы, окружения и катастрофы. 3.5 миллиона пленных. Большинство из них сгинуло в немецких и советских лагерях. Котлы и окружения под Вязьмой, Киевом, Харьковом…

Зададим себе вопрос: а стоит ли называть эту мясорубку и скотобойню  Великой Войной? В чем состоит величие той Великой Войны, а? Я что-то пока не понял… Хотелось бы как-то понять и разобраться – что к чему…

И второй сюжет – заключительные кадры фильма: диктатор, великий вождь и мудрый учитель, отец народов, светоч, надежда и опора всего прогрессивного человечества, гениальный продолжатель дела Ленина тов. Сталин лежит в гробу в Колонном зале Дома Союзов, г.Москва.

У гроба стоят верные военноначальники-победители в той Великой Войне с фашизмом, маршалы Жуков, Василевский, Конев, Мерецков, Ворошилов, Буденный и другие тов.тов. и соратники по бессмертному делу.

Кто был Сталин? Кто заварил ту кашу со смертоубийством во благо процветания великой и любимой Родины? Для кого и для чего и куда процветать-то?

3.

“Во всем мне хочется дойти до самой сути / В работе, в поисках пути, в сердечной смуте” – так писал  Борис Пастернак.

Мои внутренние  sp3 орбитали – пас. С некоторым пафосом заявляю: я  пока не в силах в одиночку ответить на эти наивные вопросы. Наверное, придется порыться в первоисточниках. Начну-ка я, пожалуй, с “Манифеста коммунистической партии”. Перекур.

4.

О покойнике – либо хорошо либо ничего. Либо правду. Но где, откуда ее взять? Человеческий мозг, человеческая личность – это вселенная, загадочная и необозримая. Майский жук и тот загадка, что уж тут говорить о человеке.

После чтения “Манифеста коммунистической партии” выпал в твердый, трудно растворимый осадок… По ночам кричу: “Пролетарии всех стран – соединяйтесь!” Жена советует перечитать историю ВКПб в кач-ве противоядия. Это будет как в русских сказках – выпил сначала мертвой воды, а потом живой. Или наоборот.

5.

Пишут и показывают: к концу войны, когда дни 3-го рейха были уже сочтены, Адольф Гитлер начал разваливаться духовно и физически, держался на инъекциях, до 70 уколов в день. У Гитлера были короткие усы и он не курил. Сталин до конца войны держался молодцом;  у Сталина были длинные усы и он курил трубку, практически непрерывно, днем и ночью… Да здравствует “Герцеговина Флор”!

6.

Думаю, Джугашвили-Сталин не был пламенным революционером, во всяком случае – не таким фанатиком, как Ленин и Троцкий; возможно, Сталин сам себя убедил в правильной  пламенности, в том, что он революционер. Сделал себя, как говорят.

7.

Мнение автора этих строк может не совпадать с общепринятым мнением.

Разномастное быдло вокруг самоистреблялось в Большом Терроре, а мудрый и дальновидный учитель и стратег Джугашвили  не мешал процессу, покуривая “Герцеговину Флор”, и так понемногу добрался до абсолютной власти в минус-пространстве засранцев, предателей, рев. фанатиков, словоблудов, интеллигентов до мозга костей, поэтов, писателей и художников, рабочих и колхозников, почитателей и ненавистников,  сиюминутников и честных партийцев, борцов за счастье трудового народа и проходимцев.

Терзался ли он угрызениями совести, беспокоила ли его судьба большой страны? Сложный вопрос. Думаю, наиб. тревогу и беспокойство Сталину доставляла собственная власть, ее крепость, незыблемость и величие; если Иосиф Виссарионович был чем-то и болен, то лишь непомерным властолюбием.

А с любимой страной Сталин – великий ‘шахматный’ стратег и гений на большой  псевдо-клетчатой доске с порыжевшими от времени клетками… здесь он, по-моему, сыграл со страной в Большую армянскую ничью.

В период Великой Войны Сталин, повидимому, понял, что действовать надо бы как-то потоньше, быть более гибким,  что вот просто  так ‘с волками жить, по волчьи выть’ – это тупиковый путь м.-л. философии, что дела могут пойти весьма и весьма швах… И  он стал больше прислушиваться к мнению своих генералов, советоваться с ними, стал более коллегиальным. Мудрый мужик, ничего не скажешь.

8.

С Родиной же получилось как-то странно… Надо бы разобраться во всем этом.

“Мужик, что бык, втемяшится/ В башку какая блажь/ Колом ее оттудова не выбьешь /Заупрямились, всяк на своем стоит” ( Н.Некрасов “Кому на Руси жить хорошо”)

Образ Великой Родины, которую нужно защищать до последней капли крови, втемяшился в нас с детства, он окреп в фиксаже юности и окончательно уматерел в зрелости.

Рыбам за отлучку из моря-окияна полагается наказание  в виде смертной казни через обезвоживание и обез-

жабривание.

‘Эндорфин Россия’ – поразмыслить на досуге. Перекур.

—–

 

Posted by: Slava Zaitsev | April 25, 2016

Наброски от 25 апр. 2016

Вот две несочетухи, но это только так кажется. Это одно и то же, т.к. исходит от одного человека- наблюдателя…

1.

Нытье

…Да, Асмодей Феофилаттовитч, согласен с тобой – что-то в нашей жизни постоянно отсутствует, как говорят наши друзья-англичане – something is missing,  чего-то материнского недостает нам в этом не очень-то и доброжелательном мире; сей недобор мы заменяем добропорядочным поведением, а душа наша скудеет и истончается и убывает в размере, душа наша скрежещет, ибо лживая по природе своей добропорядочность эта нам – как серпом по яйцам, как кость в горле. Что-то по крупной упущено было в нашей жизни, Асмодей Панкратофиллатовитч, и только бумаге, пером по ней корябая, сокровенное доверить можно…да, только ей все сокровенное и доверить можно….

2.

Про синий дом

blue-roof-dundee

 

Синий цвет – это цвет правды. Поселись в этом доме и правду искать будешь до посинения. И это надолго будет…

Так, на 1-й взгляд кажется, что всяк, кто живет под этой крышей, должен страдать от вопиющести и несправедливости мира, погрязшем в миазмах и испарениях болот лжи большого Фейка и надувательства; вот почему обитатель этого дома должен работать, работать и еще раз работать – см. выше – до посинения.

Т.обр. от сего дома непрерывный гул должен исходить – от мозговых молоточков, бьющих по не менее (или еще более) мозговым наковальням.

Дом этот находится в самом центре города Данди и он уникален по  синюшности, свежести и неожиданности. Дом этот вызывающ и нелеп на фоне давящего на тебя серого, псевдо-индустриального и эклектичного по природе архитектуры своей города. Тут “фабрики-кухни” 60-х годов как-то  хаотично перемешаны с  добропорядочным, достоверным и внушающим уважение барокко  строений 18-19-го в.в . А в целом, в городе  нет “общей идеи и настроения”, везде мы тут видим мешанину случайных строений, разбросанных там и сям как бы невпопад и наспех.

За всем этим стоит некая деловитая функциональность местных обитателей и угрюмое упорство и практичность строителей этого карабкающегося вверх по террасам города в ущерб внешнему лоску и привлекательности для глаза.

Сему, по всей вероятности, способствовали суровые климатич. условия (это моя гениальная догадка), непрерывные мерзопакостные дожди и пронизывающие мерзопакостные ветры с залива ( фактически круглый год). За века выковался суровый, непритязательный характер обители; строить ее и подращивать нужно крепко и надежно, но быстро.

А вот народ в Данди выковался хороший, приветливый и доброжелательный. Думаю, эти качества народа Данди происходят от его внутренней собранности и сплоченности перед лицом общих невзгод – климат в этих краях и в самом деле х*ёвый, что и говорить, и меня всегда занимала мысль: как же так случилось, что первые люди поселились в этих гиблых краях, что их сюда приволокло, какая муха их укусила…- от какого-то внутреннего мужества, не будем говорить – внутреннего огня, но от мужества и адского терпения…



фото автора

Спасибо создателю/ криэйтору за то, что подарил нам способность видеть.

В человеческом зрении есть какая-то потусторонняя сила. Я выношу сие утверждение на суд истории по анализу некоторых своих сновидений.

Ты спишь с закрытыми глазами и не видишь внешний мир, но в твоем мозгу на внутреннем экране  крутятся фильмы. А может быть и не в мозгу, кто знает, но кино уже состоялось в нашем кинотеатре, зрители разошлись по домам, а меня тянет заварить кашу с описью этих дел.

Сегодня таковой внутренний “муви” (для служебного пользования в закрытом для постороннего глаза зале) включал сюжет с гражданкой Пантелеевой, моей боевой подругой из 80-х.

Она сидела, не мигая, молча и не шевелясь, за столом прямо напротив меня, вечно живая в своих неугомонных сорока годах. Подпирала в раздумчивости рукой красивую умную голову. Волосы рыжеватые с медноватым отливом. Цвет лица – здорово -э-э-э-э…потусторонний, однако, без побежалостей и проч. признаков  потустороннести, равномерно желтоватый цвет созревшего персика; там должен был бы по идее присутствовать и некий пух на лице, но я его не заметил.

Короче, то была она, Пантелеева. Хотя лицо ее было наполовину рукой прикрыто, но я почувствовал обиду во всем этом выражении ровного твердого лба, немигающих глаз, в этом молчании, в упорстве и нежелании общаться. Ничего угрюмого и зловещего, только обида и укор.

Примечательно ( для полноты картины и истории), что тогда, в 80-х,  гражданку Пантелееву я ничем в особенности не обидел. Разве лишь только – временами –  недостатком внимания; мы общались, что называется, на равных и нас тянуло друг к другу. Мы дружили. Нас развело, разумеется, растащило в разные стороны и страны, но в том виноваты события и время, и семьи, и как асфальтовый каток медленно накатывающая на тебя старость, старость, старость… В общем, мы с гражданкой Пантелеевой ничем в сущности не были связаны и не повязаны друг на друга.

Возможно, что эта так сказать “потусторонняя” Пантелеева (уверен – она жива!) – это проекция какой-то моей собственной обиды.  Кванты и квантоиды Большой Обиды витают в воздухе и кто их первый подхватит, как болезнь, тому первому и не повезет, тот и будет страдать от обиды и мучиться, пока не сбросит ее на другого… ( обдумать и развить мысль на досуге).

Снотворный сюжет на этом не кончается. Рядом со мной по левую руку сидела другая гражданка неизвестной природы и неизвестного происхождения. Эта девица – она с лица выглядела значительно моложе Пантелеевой – тоже сидела молча и не мигая.

Что их так разобрало? Почему они молчат и не мигают?

Особа, сидящая по левую руку, явно перешибала Пантелееву по моложавости, но повидимому, уступала ей по интеллекту, ибо в ее молчании было что-то тупое и безразличное к происходящему. А с другой стороны – почему она должна на что-то реагировать, если вокруг ничего не происходит?

Возможно, эта молодайка просто чего-то там ждала, м.быть – когда мы с гражданкой Пантелеевой либо а) все-таки, наконец,  подохнем, либо б) проснемся от вечной спячки и встрепенемси и что-то скажем друг другу приветливое; или запоем, затянем протяжную русскую песню или процитируем из Блока “Девочка пела в церковном хоре/ О всех усталых в чужом краю”…

И тогда и она зашевелится, встрепенется, забегает, захлопочет, в общем – проявит себя ну хоть в чем-то…… А пока мы для нее объекты для наблюдения и туповатого – на мой взгляд – анализа. В любом случае, природа этой левосторонней девицы осталась невыясненной.

И смысловая, сюжетная нагрузка на эту 2-ю тетку тоже остается загадочной. С одной Пантелеевой наша exciting story (в духе анекдотов про горячих и бодрых парней угро-финской этногруппы) выглядела бы как-то поясней и попонятней для широкой, не отягощенной размышлениями и прочей сугубостью, читательской массы.

В символических координатах: эта девица тоже, вероятно, была из  моего прошлого, а не из будущего, иначе как бы она очутилась за одним столом со мной и вечно живой Пантелеевой?

Впрочем, в снах ведь случаются самые невероятные стыки  событий; а то, что мы называем Временем, в снах отсутствует.


 

Posted by: Slava Zaitsev | April 14, 2016

My interview published in KNOT magazine

 

http://www.knotlitmagazine.com/#!rachid-filali-interviews-slava-zaitsev/c1lt2

 

1.

Процесс раскапывания, выкапывания (да и раскалывания) заветных тайн затянулся… Семенов – уж на что был крепок и живуч не в меру ( и умен и в сознании своем тверд, непреклонен и несбиваем, и общей закваской и расторопностью не обделен) – даже этот видавший виды мужик с большой буквы слегка подза-

колдобился и все чесал и чесал свой затылокъ, где еще росли – там и сям – редкие седоватые волосы.

В детстве Семенов переболел грыжей, свинкой,ангиной и корью и – тут надо отдать должное искусству врачей-реаниматологов в 4-м поколении, в падении откачавшим Семенова – детской болезнью левизны в коммунизме.

2.

Ну что тут говорить? И стоит ли воду в ступе толочь? Мы в растерянности. Одно можем сказать – открылось Семенову нечто  Непознаваемое и появилась у Семенова тяга недюжинная – докопаться до тайны. Ночью во сне все это и открылось. Как-то одним махом. И с тех пор не спал Семенов, не ел и не пил, стал людей сторониться и все только думал, думал и думал и чесал и чесал затылокъ с редкими как бы неряшливо и невпопад посеянными там волосами.

Беда, в общем. И мы только отдаленно можем себе представить – какая тайна мучила Семенова, не давала ему ни есть, ни пить и ни спать.

3.

Думаем (это пока только догадка) – Семенова волновал великий и плохо решаемый  “пазл” симметрии и асимметрии в природе. Этот-то пазл и перекособочил до неузнаваемости жизнь Семенова. Мало ему было грыжи, свинки, ангины, кори и детской болезни левизны в коммунизме.

4.

Продвигаемся дальше, медленно и осторожно… Зная Семенова, изучив его стиль, общую хватку + повадку, выдающую пролетарское происхождение (Семенов долго и трудно прорывался из низов), предполагаем, что рассуждать он мог примерно в таком духе:

“И в самом деле  – почему в природе все закручено больше влево, чем вправо? Даже спиральные галактики, и те закручены влево. С какой это стати?”

 

А голос внутренний так говорил Семенову :

“Это как посмотреть, с какой стороны взглянуть. Если человек находится в противоположной от тебя, Семенов, стороне (если смотреть, не мигая, далеко-далеко и прямо), то для него галактики будут закручиваться вправо.

Все будет зависеть от того, где ты вообще сидишь, но этого мало – все будет зависеть еще и от того, хороший ты человек или плохой, глупый ты или умный, карьерист и сволочь ли ты; или ты – честный и неподкупный мечтатель, искатель, неутомимый копатель и вырыватель тайн у природы.

И вот еще что важно: человек должен быть честным перед самим собой, не врать самому себе.

То есть – если ты видишь, что галактика закручивается вправо, то не виляй и не юли перед самим собой, а говори честно и прямо: “Эта галактика закручивается вправо”.

А ведь часто бывает и так: человек видит, что галактика закручена вправо, а говорит или даже кричит во всю глотку: “Эта галактика закручивается влево!” Врет, значит. Самому себе врет. И верит в собственное вранье.”

5.

“Надо оставить след, надо оставить хоть какой-нибудь след в науке…” – так думал Семенов, почесывая затылокъ

6.

…К утру 31 марта 2016 года никаких следов  Семенова в науке мы не обнаружили. Либо он не успел наследить, либо мы не проявили достаточной расторопности при поисках.

Либо наш метод вникания в чужую жизнь, в чужой замысел страдает внутренней неполноценностью. Либо наш инструмент (познания Истины) подза-

тупился. Мы – в растерянности. Остается только предположить, что Семенов продолжает думать. Но вот о чем?

7.

…Мы же  только что написали, что речь идет о симметрии и асимметрии в природе – см.выше. Эк нас перекособочило! Сами пишем и сами же забываем! Какие же мы, однако…

8.

…К утру 4 апреля 2016 года никаких следов Семенова в науке мы не обнаружили, но поиски продолжаются. Отдельные обрывки его записей нам  все ж удалось найти на столе. Семенов, хоть он  и отчаянный конспиратор, но какие-то следы своего присутствия в этом мире все ж оставляет.

Вообще, физически очень трудно вот так все, абсолютно все скрыть. Что-то тебя в конце концов выдаст. Вот эти обрывки из записей Семенова:  “…Энтальпия, энтропия, Клаузис-Клапейрон, метил бензоат – это….”

Это уже какой-то, хоть и слабенький, но ключ! Судя по всему, Семенов отчаялся штурмовать проблему, что называется, в лоб и ищет окольные пути, привлекая точные законы термодинамики. Возможно, и роется в трудах алхимиков. Но это пока только догадки. “Метил бензоат” как-то не вписывается в нашу схему, еще подумаем…

9.

Будем понемногу заканчивать. Неразрешимость загадки правизны-левизны в природе мы сваливаем на Семенова. Да, это часто так бывает – когда сам не можешь что-нибудь решить, сваливаешь вину на другого.

Наша гипотеза: Семенов просто устал от выдирания жизненных благ и приступил к выдиранию тайн у природы.

Думаем, что ошибка Семенова в том, что здесь он применяет те же приемы и подходы, которые  использует при выдирании жизненных благ.

Поэтому-то Семенов  тоже быстро устал и выдохся на новом поприще и – это не исключено!-  выпал  в глухой непроницаемый, плохо растворимый осадок. Даже метил бензоат его не берет.

Сказалось и пролетарское происхождение Семенова: сколько бы он не совершенствовал свой метод (отъема и выдирания) –  до глубоко зарытой Тайны ему трудненько  будет докопаться.

Здесь мы, повидимому, имеем дело с отсутствием любви к предмету исследования (yes- любви! -подумать на досуге…), а только один чистый спортивный азарт. Одного азарта, повидимому, мало. В истории науки таких типов и случаев…  – пруд пруди. Часто что-то новое удавалось открыть только потому, что искатель  был суперэнергичен, азартен и соревнователен,  и ему дико везло.

Если сильно, широко и интенсивно рыть, махать руками и громко кричать, то когда-нибудь на что-нибудь да наткнешься и тебе что-нибудь да аукнется со стороны…

Вообще все эти соревновальческие качества хороши, они стимулируют э-э-э поиск…, а дисциплина ума и труда, как учат классики + саморегистрация собственных взлетов, падений и провалов в научном поиске просто необходима. Без этого – никак!

Если мы начнем приводить примеры ( из жизни), то наш опус – и без того вязкий и как бы ни о чем – еще более растянется и это отвлечет нас от основной нити повествования, а именно -от проблемы симметрии и асимметрии в природе, см.выше. Мы менямся, исчезаем, меняем привычки, лица, методы, а проблема остается…К этой проблеме мы еще вернемся, т.к. еще не вечер, а я

что-то заболтался; надо сходить в ближ. супермаркет за картошкой и за йогуртом с перцем и хреном.

————-

 

 

 

 

 

 

 

 

Posted by: Slava Zaitsev | March 19, 2016

Лондон, 12-14 марта 2016

Виды из окна гостиницы в Блумсбури – Russel Square, Bloomsbury:

1.

London14mar16 043

2.

London14mar16 040

Башня вдали справа напоминает Спасскую башню московского Кремля. Пел “Союз нерушимый республик свободных” (по стойке смирно), глядя на нее.

3.

London14mar16 042

4.

London14mar16 013

At the Guilford St, Bloomsbury

5.

London14mar16 029.JPG

At the Russel Square

6.

London14mar16 021.JPG

London14mar16 022.JPG

London14mar16 024

London14mar16 026

At the British Museum, Great Russell St

7.

London14mar16 009

At the Charing Cross St/ так, по 1-му впечатл. – “мы чужие на этом празднике жизни, Киса…”

8.

London14mar16 010

Piccadilly St at night

London14mar16 050At the Piccadilly Circus

9.

London14mar16 054.JPG

This is where my interview took place on Monday, 14th March. Подробности – см.ниже

10.

London14mar16 065

Этот мужик inside the Royal Soc. Building  выглядел солидно и представительно, но имени его я не запомнил

11.

London14mar16 059.JPG

London14mar16 060

Монумент сэру Рейнольдсу напротив Royal Soc. of Chemistry — https://en.wikipedia.org/wiki/Joshua_Reynolds

12.

Ну что написать про славный город Лондон? Интервью прошло хорошо, по-дружески и с огоньком (расстались друзьями), отстоял почти 4-х часовую экзекуцию в Royal Soc. of Chemistry, по выходе сфотографировал сэра Рейнольдса – мастерской своей кистью он как бы говорит нам: “Верным путем идете, товарищи”

13.

Лондон по-прежнему моложав, подтянут и энергичен, строится и почищается, см. краны на горизонте на фото 2. По-прежнему остается умным ‘деньговыдирателем’, сейчас погонный метр пребывания в Лондоне стоит дороже, чем в 2012 г, когда я был здесь последний раз. Идешь этак по Лондону, Юнайтид Кингдом и разбрасываешь деньги,  как сеятель. Хорошо!

14.

А на лицах, лицах, лицах ( о, эти лица!) пропечатана суета, спешка и – к тебе – безразличие. И это тоже хорошо. Т.обр., в принципе можно продвигаться по Лондону, не разбрасывая деньги, как сеятель, а спокойно и раздумчиво фотографировать, предаваясь размышлениям. Никто не мешает, все заняты и непрерывно ‘лондонируя и крылышкуя скорописью ляжек’ порхают от перекрестка к перекрестку. Народу-у-у-у… как зубная боль – столпотворение, особ. в центре.

15.

Не хватило, наверное, 1-2 дня, чтобы вникнуть в процесс, разобраться – что к чему ( “Кто они, куда их гонит?” А.С.Пушкин )) и зачем… Один по сути свободный день, воскресенье 13-го числа весь ушел на подготовку к презентации на интервью.

———-

 

 

 

Слава компьютерным гениям, преодолевшим разорванность инфо-потоков!

1.

Я сижу, долбаю по клавишам и птицы слышат

радость в смелом

перестуке проводов и крике синапсов моего птичьего мозга *).

Казалось бы, еще  совсем недавно, в раннем плейстоцене

я встречал Asbius Amphotericum Sapropelis , род выхухоля,

вымирает долго, но трудно. Он был грустен, его

ранне-плейстоценовые глаза слезились характерным,

сугубо выхухольным, поздним несчастьем.

Чувствовал бедолага, что он всего лишь

мизерный ломоть, обломок, обмылок

гибельной геологии,

2.

…которая ничего и никого не щадит, ей чуждо все человеческое

и все-то она  прессует и заминает в пластах и плитах…

А если – не дай бог – попадешь в мульду, то превратишься в роговую обманку

( развить мысль) – так нас учил доц. Златогоров-Верховенских

в ауд. номер 611 в здании,

построенном на костях заключенных Гулага;

по утру нас заносит, сорри…

3.

…Знал ведь, знал выхухоль, что ему никогда не удастся так бодро

долбать по клавишам, как я это сейчас проделываю

в поздне-кайнозойском отрыве, раздрае!

4.

Я смотрю в окно и вижу, как аэроплан режет напополам небо, белая полоса

появилась и вскорости растворилась.

Акция была нежестокой. Так получилось. Летчик

был озабочен ручками, кнопками на панели управления и курсом, и заданием,

и вообще – своей работой. Пилоту не до того было,

ему не было  дела

до разрезаемого аэропланом неба, хорошо

чужую жизнь в окно наблюдать, покуривая…

—————-

*) перепевы из “Песни о буревестнике” 1901 М.Горького (1868-1936)

Older Posts »

Categories

Follow

Get every new post delivered to your Inbox.

Join 155 other followers